Alex Raven
«No damn cat, and no damn cradle.»
Et si tu n'existais pas,

Je crois que je l'aurais trouve,

Le secret de la vie, le pourquoi,

Simplement pour te creer

Et pour te regarder.


Et si tu n'existais pas,
Je crois que je l'aurais trouve,
Le secret de la vie, le pourquoi,
Simplement pour te creer
Et pour te regarder.


Вчера вечером я лёг в постель, повернулся на правый бок, подложил правое плечо под голову и просто выключился. Не задремал или постепенно погрузился в сон, а будто провалился куда-то во тьму.

А проснулся каком-то другом мире. Не то, чтобы совсем в другом; в этом мире окружающие предметы и люди были мне знакомы. Вот только то, что помню я, и то, что помнят они, мягко говоря, не совсем совпадает. "Тебе это приснилось," - смеются они.


Это дом родителей. За окном, насколько я могу судить, конец октября. Все почему-то суетятся, смеются. Видимо, выходной день, а я, как всегда, проснулся позже всех. Мне говорят, что за мной заедет двоюродный брат. Я одеваюсь, всё ещё ошалело озираясь по сторонам. Это сон, думаю я. Но окружающие предметы вполне реальны; их можно пощупать. За окном щебечут воробьи, доносятся какие-то осенние запахи. Я иду к выходу, пытаясь собрать воедино разбегающиеся во все стороны мысли. Не каждый день тебе говорят, что последние несколько лет прошли по другому, не так, как ты их помнишь.


Выхожу на крыльцо. Навстречу мне поднимается Кошка.Она улыбается, что-то говорит. Я не слышу её - слишком ошарашен таким поворотом событий. Быстро проскакиваю мимо, куда-то иду... На ходу пытаюсь убедить себя, что всё это мне снится.


Тут я действительно просыпаюсь. Перевожу дух, успокаиваюсь. Замечаю, что не могу пошевелить пальцами правой руки.Оказывается, за всё время сна я не разу не шелохнулся, и рука, разумеется затекла. Растёр её левой рукой, ощущаю, как разбегается по онемевшим тканям тепло, убедился, что пальцы вновь ожили и закрыл глаза.

Снова я в этом странном мире. Ко мне подходит брат, зовёт меня с собой, к его машине. Говорит, что уже обыскался меня. Кошку он уже отвёз и вернулся за мной.


Еду с ним. Он привозит меня к какому-то дому. Вдоль тропинки, ведущей к нему растут несколько слив и одна груша. Листьев на деревьях почти нет, но, как эточасто бывает осенью, плоды продолжают висеть. Сворачиваю к груше. На ней висят несколько плодов, остальные лежат на палой листве. Видимо, какой-то поздний сорт. Наклоняюсь, беру одну, снимаю с неё прилипшие листья. Груша, как груша. Жёлтая, с красноватым бочком. Холодная. При падении слегка помялась. Я не большой охотник до груш, поэтому кладу её обратно. Срываю сливу. В это время брат начинает меня торопить. Я не собираюсь спешить, мне хочется попробовать сливу. Откусываю, начинаю жевать. Обычный чернослив, сочный и сладкий. Срываю ещё одну, иду за братом, жуя сливу и поглядываю на хмурое небо. Ночью прошёл дождь, но, видимо, одной только ночью погода решила не ограничиваться.


Брат попрощался со мной у порога и зашагал по тропинке обратно. И чего торопил-то?


Захожу в дом. Скорее всего, он должен быть мне знаком, но его, как и те деревья, я вижу впервые. Незнакомые предметы, незнакомые запахи...


Захожу в какую-то комнату, по-видимому, спальню. Не раздеваясь, залезаю в кровать, укрываюсь пледом. Всё-таки на улице было зябко. В ногах, рядом с кроватью, - стол, за ним - окно. На столе что-то лежит, но я не удастаиваю лежащие предметы своим вниманием.


Наверное, я задремал, потому что, открыв глаза, обнаружил сидящую на кровати у меня в ногах Кошку. Она что-то вышивала. Я смотрел на неё, видел, что она вполне реальна, слышал шорох нитки, проходящей сквозь ткань. Но в то же время меня не покидала мысль, что всё происходящее неправильно, ничего этого не должно быть на самом деле.


Заметив, что я на неё смотрю, Кошка с улыбкой спросила:


- Что?


- Ничего. Просто смотрю, - ответил я, ещё сильнее укутываясь в плед и подтягивая к себе ноги. Почему-то мне было боязно её коснуться. Какое-то время я продолжал за ней наблюдать, но потом глаза сами собой закрылись, и я погрузился в сон.




P.S. Больше всего меня смутили две вещи. Во первых, во сне не было ничего такого, что не могло бы происходить в действительности (если не зацикливаться на полном сюрреализме происходящего), т. е. отсутствовал присущий многим снам символизм. Всё просто и обыденно, как будто в обычной жизни.

Во-вторых, реакция нервной системы при пробуждении была немного нетипичной для меня после увиденных цветных снов. Голова не была тяжёлой, однако, несмотря на восемь с половиной часов сна, чувствовалось недосыпание. Впрочем, это вполне можно списать на "сонную" погоду.

Больше всего на меня давило странное чувство, будто я должен вспомнить жизнь, якобы прожитую мною там, но у меня никак не выходит, сколько бы я ни пытался. В моей памяти - совсем иные события, события этой жизни. Но при этом я продолжал пытаться убедить себя в том, что сном была не та реальность, в которой я оказался, а моя нынешняя реальность, та, в которой я сейчас пишу эти строки.