Alex Raven
«No damn cat, and no damn cradle.»

Ни с кем об этом не говорил, но,
возможно, с кем-то такое случалось.

 



В конце июля 2016 года у меня
умер дед. Человеком он был своевольным, считал, что он лучше всех знает, что и
как делать. В общем, любил покомандовать. Позвали его знакомых бабулек, живущих
по соседству – ну там помыть, одеть. Съездили за гробом и крестом, позвонили
священнику. Через пару часов привезли гроб. Положили деда в комнате, включили на
полную мощность сплит-систему (жара на улице стояла неимоверная), и оставили
его одного.

 



Сидим у себя, переговариваемся о том,
о сём. Тут моя тётя вспомнила, что зеркало в серванте не завесили. Я говорю,
мол, там же бокалы стоят, хрен бы с ним. Она не унимается. В общем, дали мне
простыню и отправили завешивать.

 



Сервант, надо сказать, высокий.
Даже при моём росте в шесть с хвостиком футов с трудом дотягиваюсь до верха.
Вешаю простыню, она соскальзывает. Тут же, в трёх футах от меня дед лежит…
Слышу, будто издалека, голос деда: «Стул возьми!» У меня мороз по спине
пробежал. Повесил я эту проклятую простыню и пулей оттуда вылетел. Больше я в
этот дом не захожу.